Бесплатная консультация с юристом по телефону
8 (499) 350-80-24 (Москва) 8 (812) 627-15-60 (Спб)
звонок бесплатный

Август не раз преподносил банковскому сообществу неприятные сюрпризы — достаточно вспомнить 1998 и 2008 гг. Да и в другие годы старты валютным лихорадкам и проблемам с ликвидностью, накрывавшим систему в начале осени, были даны именно в последний летний месяц.

банковский сектор россии в октябреНынешний октябрь ведет себя смирно. Тем не менее эксперты указывают на эскалацию рисков в банковской системе. «Рассосутся» ли эти риски или сконцентрируются до критических значений?

Прогнозы представителей банковского сообщества на этот счет диаметральны. Большинство ответивших на вопросы анкеты БДМ считают, что ситуация под контролем и никаких драматических сценариев в обозримом будущем не предвидится (правда, часть оптимистов все же соглашается, что некоторые очаги напряженности в банковском секторе формируются или уже тлеют). Пессимистическое же меньшинство убеждено, что созревающие конфликты, будучи усугублены внешними шоками или даже на собственном «топливе», неизбежно приведут к системному банковскому кризису, правда, не столь мощному и разрушительному, как в 2008 г. Называют и даты: конец 2014 г. либо начало 2015-го. На чем же основываются выводы тех и других экспертов?

Мы предлагаем оценить потенциальную опасность трех основных видов рисков: валютного, кредитного, ликвидности. А также их возможного сочетания.

Валютный риск подавляющее большинство специалистов оценили как минимальный. Ввиду того что внешние рынки закрыты для заимствований, ни банки, ни предприятия попросту не имели возможности набрать долгов в валюте. Так, по расчетам «Эксперта РА», доля средств нерезидентов в валовых пассивах продолжает падать: только за I квартал текущего года она снизилась с 11,1 до 10,2% (для сравнения: в начале 2008 г. она составляла 17,4%, в начале 2013-го — 15,8%). Валютные кредиты и у населения, и у предприятий также перестали пользоваться прежней популярностью, их сейчас в основном привлекают экспортеры под «залог» валютной же выручки. Так что если валютный рынок снова заштормит, как это было осенью прошлого года и весной нынешнего, особого ущерба банкам это не должно нанести. Риск резкой девальвации специалисты пока все-таки исключают (хотя еще весной его рассматривали как возможный).

Риск ликвидности большинство специалистов воспринимают как более серьезный. Тем более что последняя «репетиция» его нарастания состоялась не далее как в апреле — июне. В целом по системе, по расчетам «Эксперта РА», показатели ликвидности (нормативы Н2 и Н3) пока выше докризисных значений — соответственно 53 и 80% против 48 и 73% на начало января 2008 г. Но, как видим, выше ненамного. И они продолжают снижаться. Центр экономических исследований МФПА на начало июля насчитал шесть банков только из списка топ-30, чья ликвидность была на минимальном уровне: Альфа-Банк, «АК БАРС», «ВТБ24», «Глобэкс», Росбанк и «УРАЛСИБ».

Но вся штука в том, что амбразуру ликвидности регулярно закрывает грудью Банк России: он интенсивно рефинансирует банковскую систему с помощью различных инструментов (самый популярный — сделки РЕПО). Так, на 10 августа совокупный объем рефинансирования составил почти 1,9 трлн руб. Рекорд этого лета — 2,3 трлн, влитые в банковскую систему 31 июля (абсолютный рекорд — 3,12 трлн — от 27 января 2009 г. пока, к счастью, не превзойден).

Многие банки, в том числе крупнейшие, буквально живут за счет средств Банка России. Так, по данным Центра экономических исследований МФПА, с начала 2011 г. группа банков с весомой долей рефинансирования насчитывала четыре — шесть единиц. С октября прошлого года это число резко выросло до 32, а к декабрю достигло 57. С конца II квартала нынешнего года началась вторая волна массовой потребности в рефинансировании. На 1 июля в реципиентах регулятора числились уже 195 банков. Только за июнь крупнейшие по размеру активов 36 банков увеличили потребление средств регулятора на 192 млрд руб.

При среднем по банковской системе уровне рефинансирования в составе пассивов 5,2% (данные на начало июля 2014 г., месяцем ранее — 4%) Центр экономических исследований МФПА обнаружил банки, в чьих пассивах средства Банка России едва ли не преобладают либо представляют весьма существенную величину. Так, доля средств регулятора в пассивах «Банка Кредит Свисс» (Москва) на 1 июля составляла 47,1%, банка «Центрокредит» — 40,1%, Международного банка развития — 39,8%.

Характерно, что большинство специалистов уверенно рассчитывают на донорский вклад Банка России в поддержание ликвидности банковской системы. Безусловно, поддержка этого показателя входит в круг обязанностей регулятора. Но он не может (и не должен) заменять своими инструментами иные источники пополнения ликвидности.

Действительно, многие банки зарвались в своей кредитной политике, утратили меру в желании «срубить денег». За счет «коротких» донорских денег регулятора развернули агрессивную кредитную экспансию, зачастую теряя при этом осторожность: «до недавнего времени банкиры очень аккуратно кредитовали розницу, помня опыт кризиса 2008 г. Однако конкуренция на банковском рынке (особенно розничном) настолько сильна, что банки стремятся нарастить портфели без оглядки на риски»; «одновременно мы видим рост уровня кредитных рисков и ослабление кредитной политики — банки стремятся больше зарабатывать, некоторыми 2008 г. уже забывается». При этом многие предсказывают, что не позднее чем к концу текущего года «уши» «плохих» кредитов начнут вылезать. А уж кризис «плохих» долгов тянет за собой полноценную цепочку проблем вплоть до утраты капитала.

Осторожность, взвешенный подход, диверсификация (и еще раз диверсификация) — такие советы банкиры дают самим себе. Следование этим принципам, убеждены они, способно уберечь от серьезных проблем в будущем. Это действительно так. Остается только неуклонно соблюдать эти правила, а не использовать их в качестве абстрактных лозунгов.

Также мы хотим Вам предложить просмотреть список системно-значимых банков России и высказаться по важному нововведению нашего регулятора.