какой выбрать оффшорПроцесс глобальной деофшоризации экономики настолько ускорился, что выбор правильной юрисдикции для капитала и бизнеса становится все более сложной задачей. Особенно это актуально для тех, кто не в состоянии доказать происхождение своих капиталов или чьи состояния нажиты «не совсем честным путем».

Впрочем, это важно и для вполне законопослушных российских компаний, которые в условиях дефицита права и отсутствия нормального в стране законодательства видят только один выход — регистрацию в иных юрисдикциях. Вопрос о том, где безопасно и выгодно держать свои финансы, для VIP-клиентов банков и компаний сегмента wealth management также вышел на передний план: не в последнюю очередь из-за отсутствия в России законов, позволяющих грамотно структурировать бизнес или передать его наследникам.

Потрепанный рай

Российские клиенты предпочитают базироваться в налоговых убежищах с британской правовой системой. Но и внутри офшоров существует четкое «международное разделение». Так, в Ирландии, популярном налоговом «раю», скрывают свои деньги в основном англичане и американцы, утверждает директор по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ Сергей Алексашенко.

Российские же предприятия для своих нужд до последнего времени предпочитали использовать Кипр. В ходе принудительных списаний части средств с депозитов пострадали те, кто был клиентом Bank of Cyprus и Laiki Bank, — а именно эти банки были наиболее популярны у россиян, говорит Наталья Смирнова, генеральный директор компании «Персональный советник». По ее словам, «частные лица лишились своих средств на депозитах в этих банках, у многих управляющих компаний и иных финансовых структур, помимо замороженных на счетах средств, произошел отток клиентов; многие финансовые структуры в РФ имеют кипрских брокеров либо иные кипрские компании в своей структуре, и клиенты боялись, как это может отразиться на их капитале, особенно если они осуществляли инвестиции через кипрские структуры (кипрские брокеры и др.)».

Во всем, что касается щекотливых вопросов обслуживания, как богатых клиентов, так и предприятий, использующих офшоры, нет и не может быть никакой статистики. Включая статистику бегства капиталов и перерегистрации из юрисдикции в юрисдикцию. Эксперты очень по-разному оценивают перспективу «исхода» россиян с Кипра.

Трудности структурирования

Большинство инвестбанкиров и представителей сегмента частного обслуживания уверяют, что уж они-то были не настолько недальновидны, чтобы их клиенты оказались на Кипре. Тем не менее около 20 млрд долл. «русских» денег на момент кипрского долгового кризиса «крутились» на острове. Впрочем, на Кипре пострадали не только россияне, но и британцы, чье состояние там оценивается в 30 млрд. Но в случае с подданными ее королевского величества это в основном частные вклады. А «российская экономика в основном использует Кипр как офшорную зону для построения юридических схем, налоговых схем, для оформления прав собственности», отмечает Сергей Алексашенко — экономист ВТБ.

Экономист не ждет серьезных перемен. «Выбор юрисдикции вещь ответственная. И я плохо представляю, как крупная компания может в одночасье решить: а вот мы сейчас все на Кипре закроем и откроем на острове Гернси, например. Хотя, казалось бы, и то и другое — офшорные зоны, английское право, английский язык. Тем не менее каждый бизнес выбирает свою юрисдикцию исходя из тех налогов, которые он платит, особенностей работы юристов в том или ином государстве, — поясняет Сергей Алексашенко. — Быстро этот вопрос решить нельзя. Я не думаю вообще, что российские компании начнут менять юрисдикцию, уходя с Кипра. Можно увести деньги, не меняя юрисдикции. Холдинговая компания может быть зарегистрирована на Кипре, или на Кипре будет дочка материнской компании. При этом расчеты не обязательно вести через Кипр, кипрские банки, можно и через другие банки».

В то же время «факт зависимости экономики страны от внешнего финансирования не может не сказаться негативно на отношении к стране в целом как к месту для ведения серьезного бизнеса (по этой причине многие компании, финансовые, трейдинговые, владеющие недвижимостью, смотрят на другие альтернативы для своей деятельности)», говорит он.

Выжидать или бежать?

Общее настроение экспертов и инвесторов — выжидательное, поскольку доверие к властям острова подорвано. «Ответ на вопрос о будущем Кипра для международного бизнеса (включая российский) будет зависеть от дальнейших шагов кипрского правительства и банковского сектора. Решение о банкротстве одного, пусть и крупного, банковского института еще не выглядит катастрофой (конечно, за исключением восприятия клиентов именно этого банка) и является вполне естественной рыночной ситуацией (во всех странах периодически банкротятся субъекты финансовой системы). Гораздо важнее дальнейшая практика работы кипрских банков и финансовой системы в целом, — полагает исполнительный директор ИК «Третий Рим» Алексей Станкевич. — В настоящий момент многие кипрские банки осуществляют платежи по хозяйственным операциям клиентов с ограничениями по суммам и в некоторых случаях — с необходимостью согласования (если операции связаны с реальным бизнесом компании и не инициированы с единственной целью — вывести деньги с Кипра, обычно проблем не возникает). С другой стороны, нет определенности по поводу судьбы средств в Bank of Cyprus и Laiki Bank (нет понимания о финальной сумме конвертируемых в неденежные инструменты средств, не утихают разговоры о том, не постигнет ли Bank of Cyprus судьба Laiki Bank и пр.)».

При этом, если вопросы, касающиеся банковских операций, затрагивают только кипрские счета компаний (а у многих даже кипрских компаний были счета, открытые и за пределами страны), возможное введение требования об обязательной репатриации выручки кипрских юридических лиц вкупе с нестабильной банковской системой могут критически ударить по всем зарегистрированным на острове компаниям, говорит представитель «Третьего Рима». По словам Алексея Станкевича, «необходимо отметить, что большинство комментаторов пока отрицают, что такие действия находятся на обсуждении правительства Кипра».

Хроники паники

Многие наблюдатели в разгар кипрского кризиса обвиняли СМИ в нагнетании паники, другие, напротив, опровергали, что она была.

«Я могу судить по своим клиентам — после ситуации на Кипре началась паника на тему «как защитить свой капитал». При этом речь шла именно о выборе альтернативы Кипру, а не о возвращении капитала в РФ. Желающих остаться на Кипре нет, т.к. в бизнесе главное — предсказуемость, ликвидность капитала и защищенность. Кипр не удовлетворяет этим параметрам. Даже те, у кого на Кипре были вклады до 100 тыс. евро, меняют юрисдикцию, т.к. боятся обложения налогом и замораживания средств на неопределенный срок. Надо помнить, что изначально планировалось обложить налогом все депозиты, а не только те, что находятся в Bank of Cyprus и Laiki Bank», — уверяет Наталья Смирнова.

По ее словам, «сейчас клиенты просят подобрать им наиболее надежные, пусть и более дорогостоящие в обслуживании, юрисдикции как для регистрации компаний, так и для открытия банковских счетов».

Латвия минус

О происходящем бегстве русского капитала с Кипра в разгар «кризиса» можно было судить и по косвенным признакам. Так, возникновение проблем на острове привело к дискуссии о том, что Латвия может «заменить» Кипр в качестве основного российского офшора. Затем, по сообщению местных СМИ, Европейский Центробанк потребовал от латвийского правительства не принимать выводимый с Кипра российский капитал, в противном случае угрожая заблокировать вход государства в еврозону. В этой ситуации связываться со странами Балтии может оказаться рискованным.

Некоторые эксперты отмечают, что и так называемая «старая Европа» становится все менее «надежной». «Многие по старинке отдают предпочтение привычным Швейцарии, Люксембургу, Великобритании, Лихтенштейну, а также британским офшорам — БВО, Гернси, Джерси, острову Мэн. В то же время те, кто в курсе последних изменений по раскрытию банковской тайны в ЕС, особенно после того, как Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) объявил, что имеет доступ к регистрационным данным 120 тыс. офшорных компаний Британских Виргинских островов, зачастую вообще не знают, куда бежать ради сохранности не только капитала, но и конфиденциальности», — резюмирует Наталья Смирнова.

Вопрос недоверия

«Весь мир на протяжении последних 10 лет совместно идет по пути повышения прозрачности финансовых отношений, операций и прочего. Это сказывается на процедурах и открытия счетов, и анализа источника средств, и контроля за проводимыми платежами. Я бы не назвал такие процессы прямой угрозой для безопасности размещаемых средств, напротив, в некоторых случаях, как ни странно, они добавляют юридической защиты реальным собственникам активов (например, от номинальных акционеров или директоров, от мошеннических действий и пр.)», — говорит Алексей Станкевич.

Но, по словам эксперта, ужесточение процедур негативно скажется на тех, кто не готов по той или иной причине (которые могут быть как незаконными, так и абсолютно «белыми») раскрывать информацию о своих операциях. «Однако я не считаю, что это критически скажется на банковской практике, так как подобные опасения возникают почти с любым нововведением в банковской практике, — поясняет эксперт. — Так было при переходе с личного на дистанционное обслуживание, с появлением голосовых инструкций, с заменой личных подписей цифровыми, при отмене «номерных» счетов, при отказе банков открывать счета компаниям с акциями на предъявителя и т.д. Одновременно нельзя не учитывать то, что привычный для многих порядок проведения банковских операций без подтверждающих первичных документов, без знания своего контрагента и пр. с каждым днем становится все более проблематичным, а скоро, вероятно, станет невозможным».

Недоверие на межбанке

На сегодня эксперты констатируют явный кризис недоверия на межбанке, спровоцированный списанием средств и общей ситуацией вокруг финансовой системы Кипра. Не добавил стабильности и тот факт, что греческий Piraeus Bank по дешевке скупил филиалы трех кипрских банков (Bank of Cyprus, Laiki, Hellenic Bank) в Греции. Хотя приобретатели и старались представить сделку в выгодном для клиентов свете — в официальном сообщении было сказано, что «депозиты, открытые в этих филиалах, не будут затронуты мерами, согласованными для Кипра», проблемы у самой Греции также «не рассосались».

«Можно говорить о настороженном отношении к банкам стран, испытывающих финансовые трудности (Греция, Испания, Италия и др.), гипотетически способных повторить судьбу Кипра. Офшорные некрупные банки также вызывают недоверие, но не по причине финансовой нестабильности, а скорее из-за развернутой кампании по борьбе с офшорами, которая может на них негативно отразиться», — убеждена Наталья Смирнова.

Что касается прогнозов: сколько продлится кризис доверия, все будет зависеть от того, повторится ли прецедент с Кипром и будет ли продолжаться антиофшорная кампания. Если наступит затишье, за 3 — 6 месяцев ситуация нормализуется, полагают эксперты.

Куда податься

Наталья Смирнова говорит, что советует клиентам не связываться со сменой юрисдикции существующих компаний. «Что касается перерегистрации, кипрские компании уже имеют неблагоприятную юрисдикцию, и банки, равно как и другие контрагенты, к ним в любом случае будут относиться настороженно, в том числе как к компаниям, которые могут быть связаны с непрозрачными сделками. Поэтому лучше открыть новую компанию в новой юрисдикции, без истории пребывания на Кипре», — поясняет эксперт.

Тем своим клиентам, кто нуждается в конфиденциальности, из европейских стран финансовый консультант советует только Австрию. «Если конфиденциальность не является непременным условием, то имеет смысл рассматривать как надежные Германию, Люксембург, Лихтенштейн и Швейцарию.

По брокерскому счету

Правда, перевести капитал в новую юрисдикцию пока технически непросто, но не столько по причине того, что другие страны не принимают капитал с Кипра, сколько в связи с введенными Кипром ограничениями по выводу капитала из страны, подтверждает эксперт. Но они через какое-то время должны быть сняты.

Наталья Смирнова советует либо перевести капитал, сменив и компанию, и юрисдикцию (стоимость подобной операции — от 25 тыс. руб.), либо даже вначале перевести капитал на зарубежный брокерский счет, а уже с него — на банковский счет в другой стране — тогда средства в новый банк будут поступать не от кипрского банка, а от брокера в другой юрисдикции и не вызовут подозрений.